Каталог статей

მთავარი » სტატიები » Мировая Живопись » Репин

"Запорожцы пищут письмо турецкому султану"


В 1887 году Репин приступает к работе над вторым и окончательным вариантом "Запорожцев". В соответствии с замыслом он писал свою картину как поэму о вольности народа. Смех казаков, веселый и издевательский, становится многозначительным грозным смехом запорожской вольницы. В нем звучат теперь не только презрение и уничтожающая насмешка над врагом, но и боевой вызов. Смех остается основным мотивом картины, но наряду с ним появляются серьезные и значительные лица казаков. Это уже не просто сцена из жизни Запорожской Сечи, не только безудержное веселье казаков, а военный совет, решающий важный вопрос. Среди главных персонажей мы видим верхушку запорожского войска - кошевого атамана, есаула, писаря - и на их сосредоточенных лицах читаем ясное сознание своей ответственности.
Зима 1887-1888 года была почти целиком посвящена "Запорожцам". Но то ли впечатления поездки на Украину успели потускнеть, то ли изменившийся замысел требовал каких-то новых материалов, но художник снова собирается в дорогу. На этот раз его путь лежал не на Украину, а на Кубань, где жили потомки запорожских казаков, переселившихся туда в XVIII веке; остановился он в станице Пашковской, неподалеку от Екатеринодара. Если на Украине художник стремился почувствовать самый дух Запорожской Сечи, ее бодрость, жизнь вольную и веселую, то теперь в своих моделях ищет он прежде всего мудрость, помноженную на богатый жизненный опыт, сильную волю, образы суровой доблести. Не случайно в простом казаке-станичнике Василии Олешке он увидел черты мудрого и храброго воина, роднящие его с образом атамана Ивана Серко. Герои новых "Запорожцев" становились для Репина все более ясными и четкими. Идея картины воплощалась в образах глубоко реальных, пластически осязаемых, как сама жизнь.
Картина давалась нелегко, и Репин подолгу бился над каждой фигурой. Каждый персонаж он годами вынашивал в душе, как бы тщательно изучая его нрав, привычки, характер и биографию, внутренний и внешний облик, вплоть до мельчайших подробностей.
В картине можно оставить только такое лицо, какое ею в общем смысле художественном терпится,- писал Репин,- это тонкое чувство, никакой теорией его не объяснишь.
Для живой, гармонической правды целого нельзя не жертвовать деталями. Кто не понимает этого, тот не способен сделать картину.
Картина есть глубоко сложная вещь и очень трудная. Только напряжением всех внутренних сил в одно чувство можно воспринять картину, и только в такие моменты вы почувствуете, что выше всего правда жизни... Но без модели все равно не обойтись. Человек, сама жизнь всегда дадут художнику много больше, чем самое богатое воображение. Иногда для одной и той же фигуры требовались не одна, а две или несколько моделей. Еще в первом
живописном эскизе наметился характер и облик Ивана Серко, в дальнейшей работе многим помог Тарновский, с которого Репин писал в Качановке "Гетмана", еще больше -
кубанский казак Василий Олешко. Но только весной 1889 года случай свел Репина с "живым Серко"- генералом М.И.Драгомировым, с которого художник написал портрет и этюд для картины.
Кто только не прошел через мастерскую Репина! Среди его натурщиков, послуживших прототипами запорожцев, были историк Яворницкий (писарь) и кучер Тарновских (щербатый и одноглазый казак Голота), артист Ф. Стравинский (есаул) и обер-гофмейстер камергер Г. Алексеев (сидящий на бочке), профессор А. Рубец ("Тарас Бульба") и отставной поручик (казак с бандурой и картами), художники Я. Ционглинский (в золотистой куртке) и Н. Кузнецов ("Остап"), военный юрист А. Житкевич ("Андрей") и старичок, повстречавшийся на Александровской пристани. От каждого из них художник брал не все, но лишь то, что ему нужно было для создания сложившегося в его представлении образа.
Летом 1890 года Репин писал одному из своих друзей:
"Работал над общей гармонией картины. Какой это труд! Надо каждое пятно, цвет, линия чтобы выражали вместе общее настроение сюжета и согласовались бы и характеризовали бы всякого субъекта в картине. Пришлось пожертвовать очень многим и менять много в цветах и личностях.Работаю иногда просто до упаду... очень устаю". Через несколько месяцев все то же: ""Запорожцев" я еще не кончил. Какая трудная вещь - кончить картину! Сколько жертв надо принести в пользу общей гармонии! . 
Многоцветные пятна пестрой толпы запорожцев смягчались, объединялись мягким общим тоном. Колорит становится чуть матовым, а вся картина цельной и единой в композиции и цвете. Но какой бы труд ни был вложен в картину, зритель не должен видеть в ней "пота" художника, она
должна как бы дышать свежестью, казаться написанной легко и свободно.
В 1892 году "Запорожцы" и более чем тридцать этюдов к картине экспонировались на выставке произведений И. Репина и И. Шишкина в Академии художеств. Картина начинает свою, уже независимую от автора жизнь. На выставках в Чикаго, Будапеште, Мюнхене, Стокгольме "Запорожцы" пользовались неизменным успехом.
По многим музеям мира разошлись многочисленные этюды, эскизы, рисунки к "Запорожцам": эскиз картины - в Третьяковской галерее, первый вариант - в Харьковском художественном музее, основная картина - в Русском музее в Ленинграде. Каждый день сотни зрителей заполняют залы музеев, и к сердцу каждого из них находят свою дорогу атаман Серко, писарь, судья, "Тарас Бульба" и его сыновья, казак Голота и все остальные запорожцы. Созданные кистью большого мастера, они обрели долгое бытие в истории русской живописи, прочно и навсегда вошли в нашу жизнь гимном патриотизму и свободолюбию родного народа.

კატეგორია: Репин | დაამატა: nukria (21.04.2012)
ნანახია: 247 | რეიტინგი: 0.0/0
სულ კომენტარები: 0
კომენტარის დამატება შეუძლიათ მხოლოდ დარეგისტრირებულ მომხმარებლებს
[ რეგისტრაცია | შესვლა ]
მოგესალმები Гость